Перевод дневника путешествий Энджи в Конго!Exclusive [Часть 3]

<<Не забудь поделиться этой новостью в соц.сетях

Дневник путшествий в Конго

При копировании данного перевода просьба указывать источник (joliepitt.ru)

Мы встретили Джона, он рассказал нам план, по которому можно добраться до Bunyakiri. Всего-лишь по ту сторону от того места, куда мы собирались, находилась передовая линия боёв. Сельских жителей грабят снова и снова. Они восстанавливаются снова и снова, с каждым разом всё меньше. Поверх всего этого люди вне армии, которые прогуливаются по этому хаосу и «собирают кости». Некоторые сельские жители становятся организованными, они готовят и складывают в пакеты, чтобы успокоить врага. Другие страдают намного больше. Они замучены, ограблены, украдены и порабощённые. Каждый божий день и каждую божью неделю сельские жители подвергаются разгромам. Это пример того, как насилие продолжает расти. Когда ты голоден, замучен и ваши женщины подвергаются насилию, вы становитесь отчаянным и сильным.

11 сентября, 2011

Мы рано встали для долгой поездки. Это великолепное утро. Поскольку мы ехали вдоль утёсов, то увидели там женщин с корзинами на голове и малышами на спине. Мы приехали в деревню Bunyakiri.

Bunyakiri. Мы вошли в комнату, где было много женщин. Внутри цементной комнаты темно. Многие держали малышей на руках и некоторые кормили грудью. Главное в этих женщинах – все они не старше 20-ти лет. Мы попросили рассказывать их не стесняясь о том, через что им пришлось пройти во время войны. Никто не говорил и никто не двигался. Мы сказали: «Вы можете рассказать свою историю в общих чертах, если хотите. Это не обязательно должно быть что-то личное». Они ответили: «Мы женщины Bunyakiri, мы многое пережили. Мы благодарим вас за то, что слушаете. Наши дома были ограблены и сожжены. Мы спали в лесу. Многие женщины умерли и многие были убиты. Мы чувствовали себя так, как будто война шла против нас. Насилие – самый большой шок. Они заставляли нас готовить, крали нашу еду и жестоко насиловали нас. Мы должны были заниматься земледелием, и мы упорно трудились, они хотели украсть все наши зерновые культуры. Если мы заболевали, у нас не было шансов попасть в госпиталь. У нас не было денег. Не было жилья. У нас ничего не было. В результате насилия, многие из нас получили болезни, передающиеся половым путём. Наши семьи, узнав про насилие, выгоняют нас. И у нас нет возможности отправить своих детей в школу».

Вчера была первая встреча с организациями RCD и Mayi Mayi. Процесс транзита очень непрочный. Но что интересно здесь, так это то, что люди из Congolese работают на земле для того, чтобы наступил мир, самостоятельно. Работают ополченцы и все этнически группы, каждый. Местные люди, негосударственные организации, без чьей-либо помощи из вне, борются за свой собственный мир в этих областях. Это удивительно и они заслуживают поддержки.

Мы вылетели из Конго, и я начала думать о мальчиках из Congolese, которых встретила в Танзании в прошлом году, которые убежали из своих стран после того, как стали сиротами из-за войны. Я думаю о людях, живущих в лагерях, которые мечтают однажды возвратиться домой в Конго. Я верю, что права, когда говорила что мир здесь не наступит до тех пор, пока не закончатся убийства и пока не появится надежда и стабильность у всех людей в Африке.