Интервью Анджелины с Андерсоном Купером [С СУБТИТРАМИ]Часть 1

Безумно интересное интервью Анджелины для шоу с Андерсоном Купером. Часть 1 (с русскими субтитрами).

При копировании данного перевода просьба указывать источник (joliepitt.ru)

АНДЕРСОН: Сегодня большое шоу, так как у нас в гостях величайшая звезда на планете – Анджелина Джоли! Вы знаете её по таким фильмам, как “Лара Крофт: Расхитительница гробниц”, “Мистер и Миссис Смит”, но мой любимый фильм с её участием – “Её сердце”. Она получила три премии Золотой Глобус, Оскар за фильм “Прерванная жизнь”, а также она ведёт активную деятельность в области помощи беженцам. А сейчас мир приготовился увидеть новую сторону Анджелины Джоли – она написала и сняла фильм, который называется “В Краю Крови и Мёда” и рассказывает о войне в Боснии. Встречайте, Анджелина Джоли!

АД: О, как эмоционально! Спасибо!

АК: Как прошёл День Благодарения?

АД: О, какой оригинальный лёгкий вопрос

АК: Ага

АД: Всё было здорово. Мы с Бредом приготовили индейку и у нас всё получилось. Мы очень собой гордимся.

АК: Всю прошлую неделю семьи проводили время вместе и вместе обедали. Я могу представить на что похож обед в вашей семье. Это…

АД: Мы каждый вечер собираемся вместе за столом, да.

АК: Ты позволяешь детям дурачиться за столом?

АД: Нет, нет.

АК: Тебе нравится Нью-Йорк? Ты привезла сюда всю свою семью?

АД: Да, они все здесь, в Нью-Йорке.

АК: Что им нравится в путешествиях?

АД: Мы большие путешественники. Это великолепно, это так весело. К счастью, мои дети любят путешествовать. И им нравится быть здесь, в Нью-Йорке. Это не центр Кении, где я их поселила бы в палатке, и где нет телевизора, ничего нет. Так что, они счастливы.

АК: Твоё новое детище – этой твой фильм, который ты сама написала и сняла. Скажи, ты нервничаешь перед премьерой, перед показом его всему миру?

АД: Да…да!

АД: И я никогда так не нервничала за какой-либо другой фильм.

АК: Правда?

АД: А, я переживала за “Её сердце”, потому что сценаристом была сама Мариан Перл.

АК: Как я говорил ранее, это моё любимое кино. Его приятно смотреть.

АД: Он много значит для меня

АД: А волнуюсь насчёт своего фильма потому, что я впервые что-то написала и сняла. И, что всё зависело от меня. Это был мой мир, мой выбор, мой финал. Но по ту сторону камеры…мне очень понравилась та часть мира и съёмочная группа. Для меня очень важна эта страна. И мне не хочется подвести людей, живущих там.

АК: Это очень важно, ведь в твоём фильме затронута тема войны в Боснии. И люди от туда знают, как всё было. Было очень много смертей. Ты, конечно, чувствуешь свою ответственность…

АД: Да, конечно. Но это не политический фильм и не документальный. Мы пытались придать ему большей реалистичности, информативности и не хотели ошибиться. Мы хотели сделать хороший фильм, хороший драматический фильм. Показать, что происходит с отношениями людей к друг другу, когда наступает война. И их жизнь полностью меняется.

АК: Заставило ли тебя это кино спрашивать себя, не стала ли ты криком о помощи к миру?

АД: Совершенно верно.

АК: Я же знаю, что ты путешествуешь по миру и видишь людей, которые жили хорошо, до того как случилась война и всё порушила. И перед этими людьми встают невероятные задачи и выборы. Ты спрашивала себя об этом?

АД: Сам фильм, по сути, это мой вопрос. Я прошла очень трудный путь написания и снятия его. Всё это было во мне, Брэде, в моей жизни и в моих детях. Мне было интересно, насколько меня хватит, как долго это будет двигать мной. И как это воспримут.

АК: Я хочу показать отрывок из фильма “В Краю Крови и мёда”.

АК: Какая самая трудная вещь в съёмке фильма, отличающая процесс съёмок в фильме?

АД: Это ответственность, прежде всего. Эта война затронула наше поколение, два наших поколения в 1992 году. Многие помнят её. Самое тяжёлое – поиск информации. Я очень долго искала сведения о Боснийской войне. И я спрашивала себя, достаточно ли я делаю, что мне ещё нужно сделать. И я не хочу ошибиться. Я чувствую огромную ответственность перед людьми, которые прошли через эту войну, которые достойны уважения и которые живут сейчас и стремятся вернуться к той прежней, довоенной жизни. И у них получается.

АК: В съёмках твоего фильма участвовали люди, которые непосредственно принимали участие в этой войне и выжили. А что ты рассказываешь своим детям об этом, о том, что там случилось? Как ты объясняешь это детям?

АД: Это такая сложная вещь для объяснения, особенно детям. Мои дети из разных стран, а мои сыновья знают не понаслышке, что такое война.

АК: Я знаю, что Мэд из Камбоджа.

АД: Да, Мэд из Камбоджа. Их страны далеко друг от друга. Но война…её так сложно объяснить. Это чувство, которое невозможно описать. Эти решения, которые люди должны принять. Особенно эти ужасы войны.

АК: Ты помогаешь беженцам, ездишь в лагеря, занимаешься гуманитарной работой, проводишь время с людьми. Как ты всё объясняешь своим детям, они понимают, зачем ты делаешь это?

АД: Они понимают и иногда едут со мной. Нет, я не заставляю их. Я просто пытаюсь показать им пример. Привожу их в разные места, и мы заводим друзей в разных странах. И они имеет представление о мире, о том, что мир огромен, и он не ограничивается лишь нашим домом. Реальность во всех этих вещах. Они всё знают и понимают, когда мама куда-то уезжает. Они знают, что она поехала делать что-то хорошее. Они очень понимающие. Они понимают, что иногда маме нужно помочь.

АК: Все твои дети из разных стран и это было твоё решение. Почему ты захотела взять детей из разных стран?

АД: Я помню, что мне всегда казалось, что я не смогу быть хорошей матерью, я очень нервничала. Когда я была юная, я думала: “О Боже. Я могу стать чей-нибудь мамой”.

АК: В юности ты была очень бесшабашной.

АД: Ага

АК: Ты возвращаешься в юность и спрашиваешь себя: “Что я творила?”?

АД: Мне не нужно возвращаться туда, так как мои дети такие же, как я.

АК: И когда твои дети станут подростками, они повесят пузырёк с кровью себе на шею. Как ты отреагируешь?

АД: Я отреагирую: “Да, у меня тоже такой был”

АД: Мне нравится быть матерью. И что важно, я не разделяю детей по группам: кто усыновлён, кто не усыновлён. Они все мои. И самое удивительное, что когда ты усыновляешь кого-то из другой страны, то вся страна переезжает к тебе в дом. У нас в доме разговаривают на разных языках, по всему дому развешены разные флаги, разная еда и культура, разные разговоры.

АК: Ты возишь детей в их родные страны

АД: Да, конечно. У каждого из них своя программа на своей родине. Мы их семья, но также у них есть собственная родина, страна, да.

АК: Мы узнаем больше об Анджелине, а также встретимся со съёмочной командой фильма. Увидимся после перерыва

Далее [Часть 2] »»

Интервью Анджелины с Андерсоном Купером