Exclusive: “Я написала Брэду предсмертную записку…”[Часть 2]

Paulus PonizakПри копировании данного перевода просьба указывать источник (joliepitt.ru)

Вы обсуждаете мировые конфликты с детьми?

Абсолютно. Да, всё время.

Как вы избегаете внимания, которое вы привлекаете?

Никак. Папарацци уже там, когда вы собираетесь пойти в какое-то место, но они не приходят в дом, полный мин, в середине Камбоджи. Никто никогда не фотографировал тот дом. Ты пытаешься помнить положительное, которое заключается в том, что я не сняла бы этот фильм, если бы у меня не было такой карьеры и если бы определённые люди не были заинтересованы в нём.

После всех ужасных вещей, свидетелем которых вы были, у вас ещё есть надежда, что люди станут гуманней?

Во всём виновата экономика. Точнее крах в экономике, что влечёт за собой войну. Я очень заинтересована в решении данной проблемы. Нельзя терять надежду, именно поэтому я отчаянно пытаюсь найти решения. Я волнуюсь за будущее своих детей.

Вас глубоко затрагивают конфликты, свидетелем которых вы являетесь?

Конечно. Я не думаю о них постоянно, но иногда кто-нибудь спрашивает меня о конфликтах и я обнаруживают, что не могу перестать плакать, потому что начинаю думать о том маленьком мальчике. Я никогда не предполагала, что конфликты повлияют на меня именно так. Только такие маленькие вещи могу выдать вас и вы не знаете почему. Я езжу в короткие поездки, и я безопасна в этих поездках. Так что, я всегда помню, как мне повезло.

Как вам удаётся оставаться в безопасности?

Ну, у меня были и опасные ситуации. Когда я была в Сьерра-Леоне, я попала в очень опасную ситуацию. Это было в то время, когда у всех отобрали оружие и война всё ещё продолжалась, а я была с другой женщиной и нас, сотни женщин, переселяли в другой лагерь, который находился очень далеко. Мы были только вдвоём с этой женщиной и нам надо было пройти через контрольно-пропускной пункт, который контролировали дети с оружием. У меня была только буханка хлеба и паспорт. Я очень боялась.

Это ужасно…

У меня был такой случай, когда я находилась в доме, а люди снаружи подошли и кричали: «Мы знаем, что она там и нам нужен её паспорт». А недавно, во время поездки в Афганистан, я вышла из самолёта, размышляя о том, что всё хорошо. Затем я добралась до места и мне говорят: «Люди очень рассержены на вас. Они сердиты на то, что вы – женщина, вы- американка, и вы посол доброй воли ООН. Получается, что вы – цель». Таким образом, меня проинструктировали, сказали, что все должны записать свою группу крови. Снаружи был парень в пуленепробиваемом жилете, он поместил свой паспорт в него, потому что он единственный, кто будет вытаскивать меня. Я написала Брэду записку и удостоверилась, что если что-нибудь случится, ему отдадут её. Но со мной тогда ничего не случилось, но две недели спустя они действительно напали на ООН и убили всех в бункере.

Если бы вы были в такой опасной ситуации, как эта, и у вас было бы огнестрельное оружие или вообще какое-либо оружие, то вы могли убить, чтобы защититься?

Я думаю, что могла бы, да. Я, конечно, смогла бы защитить свою семью.