Интервью для журнала Interview [The Best] Часть2

журнал Interview

При копировании данного перевода просьба указывать источник (joliepitt.ru)

ИСТВУД: Ну, это способ продвигаться. Ты просто прыгаешь вперёд головой и решаешься на это.

ИСТВУД: … мне нравится в этих съёмках то, что ты можешь совершенно точно сказать, что они не были американскими актёрами, пытающимися внести свой вклад. Было ясно, что они родом прямо оттуда.

ДЖОЛИ: Для меня важно и значимо то, что среди согласившихся участников были не только представители одной стороны конфликта, которые хотели рассказать пережитую историю, потому что они в большей степени являются жертвами произошедшего. Были люди и с других сторон, которые решились собраться вместе: сербы из Боснии, сербы из Сербии, боснийские мусульмане, и сербо-хорваты, и это было здорово. Знаешь, я много думала о тебе, потому что мы же создавали фильм на языке области, которая называлась сербо-хорватская, а сейчас – БХС (боснийско-хорватско-сербскогая). И я вспоминала, как ты говорил про Письма с Иводзимы (2006), и думала, что как-то справилась, хотя, часто пребывала в растерянности (смеется).

ИСТВУД: …Твои актёры, в большей степени, пережили это.

ДЖОЛИ: Они пережили. Многие из них помнят военное время. Все были в разном возрасте и помнят это по-разному, но у некоторых участников съёмочной команды были даже огнестрельные ранения. У нас была одна красивая, молодая актриса, которая настолько жизнерадостна. И она потеряла 28 членов семьи в конфликте, но не отчаялась и не разучилась радоваться. Я не знаю точно, как она с этим справилась.

ДЖОЛИ: Я видела трейлер Дж. Эдгар. Всегда любопытно посмотреть то, что вы делаете. Думаю, он выглядит изумительно. Вы довольны результатом?

ИСТВУД: Да, но ты знаешь, я ничего не знаю. (Джоли смеётся) Ты никогда не можешь объективно оценить свою работу, так что в какой-то момент просто говоришь: «Ну, хорошо», и отдаешь все на суд публики. Думаю, и ты сейчас чувствуешь то же самое.

ДЖОЛИ: Я пытаюсь не думать об этом. Я все еще не до конца верю, что фильм выходит, и что всё вообще имеет смысл. Я не уверена полностью. Я смотрела первый трейлер и думала: «Ничего себе! Это же настоящий трейлер!». Мне с трудом верилось в реальность трейлера, реальность постера, реальность даты релиза. В общем, я думаю, это было замечательное, плодотворное время и часть искусства, которое я сделала с некоторыми друзьями…

ИСТВУД: А потом, вы кладёте это на полку, и всё заканчивается. Но, на самом деле, все взволнованы фильмом «В краю крови и меда». Думаю, люди будут поражены.

ДЖОЛИ: Это означает, что всё зависит от самого себя.

ИСТВУД: Ты поразишь их снова.

ДЖОЛИ: Я то и дело краснею от всех ваших добрых и приятных слов. Они очень, очень многое для меня значат. Я просто счастлива, что вы не позвонили мне и не прошептали: «Знаешь, тебе лучше просто запрятать это подальше». Понимаете? «Начинай сначала!»

ИСТВУД: Нет, нет! Я думаю, что это жесткое кино, и оно чрезвычайно хорошо сделано, а жесткие фильмы, которые чрезвычайно хорошо сделаны, делать очень сложно.

ИСТВУД: … И когда вы возвращаетесь в Лос-Анджелес?

ДЖОЛИ: Возможно, в начале декабря.